первый фик фендома, ога)))))
Название: отсутствует
Автор: Frei ~Seigyoku~
Бета: воспалённый моск Фрэй-тян
Фэндом: Киккопёнок – лучший фэндом… и ниипет!
Жанр: хрень, яой, мелодрама
Рейтинг: НЦ-17
Персонажи: Киккомен/Опёнок
Краткое содержание: Ни для кого не секрет, что любовь преодолевает всё границы. И в их случае это тоже не исключение!
Дисклеймер: За Киккомена спасибо фирме-производителю, за Опёнка – спасибо Волшебному Лесу...
Предупреждение: Если вам дороги мозги, пожалуйста, не читайте это! Нет, я серьёзно!!!
От автора: здесь я хотела бы выразить свою «благодарность» всем, кто меня на эту ересь вдохновил… спасибо вам, извращенцы! >_<

Опёнок чувствовал себя подавленно. За окном было темно хоть глаз выколи, и уже последний соловей отрепетировал свою арию и удалился в забвение сна. Юный гриб сидел у окна, пронизывая алчную пустоту отрешённым взглядом. Уже так поздно. Когда же он придёт?..
Дверь коротко скрипнула, Опёнок встрепенулся, но оборачиваться не стал. За спиной послышалось ненавязчивое шуршание. Когда звук вплотную приблизился к нему, а чьи-то руки якобы неловко потянулись к его «плечам», Опёнок резко обернулся, заставив своего ночного гостя немного отпрянуть назад. Освещаемый лунным светом и пламенем вселенской Справедливости перед печальными грибными глазами стоял он – герой с планеты Сои – Киккомен. Чешуя на его голове обаятельно блестела, плащ за спиной и набедренная повязка эффектно развевались, а улыбка освещала всю комнату. Он внушал трепетный восторг!.. Но только не Опёнку.
- Где ты был? Я ждал тебя к ужину, - ледяным тоном проговорил гриб, сверля взглядом собеседника.
- Милый, ты же знаешь, я спасал Вселенную! – безапелляционно заявил Киккомен.
- Но сейчас три часа ночи.
- Но в западном полушарии сейчас день!
- Мы живем в восточном…
- Хм, я же герой! Я есть везде!
Разговор становился всё бессмысленнее, как показалось Опёнку, поэтому он решил не тянуть, глубоко вздохнул и, наконец, спросил о том, что его терзало вот уже целый месяц, если того не больше:
- Кикки-кун, ты мне изменяешь?
Как водится в таких случаях, в воздухе вот-вот бы повисла тишина. Но Киккомен тишину не любил, а по сему тихонько, постепенно набирая динамику, заиграла пафосно-тревожная музыка (1). Свет потускнел, ветер усилился, набедренная повязка развевалась ещё более эффектно, открывая небывалый вид.
- Ты подозреваешь меня в измене? Почему?! Чем я заслужил такое недоверие?! – Киккомен картинно взмахнул плавником, а его маленькие рыбьи глазки стремительно становились влажными.
- Не делай из меня дурака! Я всё знаю! – голос гриба начинал срываться. – Сначала ты спасаешь Вселенную, а потом развлекаешься где-то по ночам! Вчера тебя видели с Кетчупом, а в среду – с Вустерским Соусом! Как ты это мне объяснишь?!
- Да, это было! Но я ведь просто выбивал дерьмо из этих врагов мира! - оправдывался Киккомен. - Можешь проверить – они оба в реанимации!
- Ладно, а толпа твоих экзальтированных поклонников, следующих за тобой по пятам?! – не унимался Опёнок. - Они меня раз чуть не раздавили – ведь никто не обращает внимания на прохожих грибов!
- Но, грибочек мой сладенький, что я могу поделать?! У меня сексуальное тело, море харизмы и обаятельная улыбка! Я мегакрутой герой с планеты Сои! Увы, я обречён на колоссальную популярность! – оправдывался Киккомен.
- Сексуальное тело?! Тьфу! Да ты просто перекачанный рыбоголовый гомосек с огромным вечно торчащим членом!
Музыка вдруг сменила тональность на си-бемоль минор (2), темп замедлился, динамика приобрела неожиданный переменный контраст.
- Член?... мой… член? – голос Киккомена заметно задрожал.
- Ага! – Опёнок совершенно никакого внимания не обратил ни на интонации в голосе любовника, ни на смену тональности. – Мне вообще иногда кажется, что этот член заменяет тебе мозги!
- Как ты можешь, милый!.. Ведь этот член… ты же знаешь, он принадлежит только тебе… - на последних словах голос Киккомена заметно стих, он опустил взгляд, выдавая свою растерянность.
Опёнок только хотел сказать ещё что-то очень веское, но, заглянув в глаза своего любимого, он неожиданно вспомнил тот судьбоносный день, когда они встретились.

Типа флэшбек
Опёнок *ошеломленно*: - О, боже! Что ЭТО такое?! И кто ты вообще? Имей стыд, прикрой ЕГО!
Киккомен *почти на автомате*: - Я мегасексуальный супергерой и крутой парень с планеты Сои! Я призван спасти Вселенную от порока! *смотрит в сторону заката целеустремленным взглядом*
Опёнок *пытаясь обратить на себя внимание*: - Эй, ты! Хоть я и гриб, но я к тому же ещё и блюститель нравственности на этой земле. А вот ты как раз тут и сеешь порок!
Киккомен *оглядываясь по сторонам*: - Порок? Где порок? Я должен искоренить его!
Опёнок: - Тогда тебе следует начать со своего ЧЛЕНА!!!
Киккомен *выдержав паузу; ну, и музыка, всё как положено* - Мой… член?..
Опёнок: - Ну, да. А что это, если не член?
Киккомен *картинно прикрывая ладонью глаза* - О, я так несчастен!
Опёнок: - А?..
Спустя некоторое время. Парк. Лавочка.
Опёнок: - Не переживай так, Кикки-кун, ведь это не твоя вина, если ты таким родился. Я вот тоже родился грибом, но я должен быть благодарен судьбе и за такую жизнь. *тепло смотрит в сторону сидящего рядом Киккомена*
Киккомен: - Опёнок, ты так мил! Мы с тобой представители разных видов и даже разных цивилизаций. В нас, казалось бы, разнится всё – от метаболизма до менталитета! Но знаешь?.. *подвигается ближе, касается «руки» гриба и крепко сжимает её в своей ладони* … Мы на самом деле так похожи…
Опёнок *густо розовея*: - Кикки-кун?.. *отводит взгляд*
Киккомен *подвигается ещё ближе, обнимает Опёнка за «плечи», прижимая его к себе*: - Ах, Опёнок!..

Да, помнится, с того дивного вечера и началась их совместная жизнь... Опёнок немного даже растрогался.
Но вдруг, воспользовавшись замешательством партнера и не дожидаясь ответа, рыбоголовый супергерой одним ловким движением сорвал с себя развевающуюся на ветру повязку, обнажив изумлённому взору возлюбленного свою возбуждённую горячую плоть.
- Смотри же! Он всё такой же, как прежде?
Опёнок неуверенно кивнул, приходя в себя, его взгляд оказался прикованным к огромному красному агрегату, стоящему (во всех смыслах) у него перед глазами. Агрегат, к слову, был истинно достоин восхищения. Его пропорции и фактура, его размер, его цвет… всё было идеально до мельчайших деталей!
Киккомен, глядя на реакцию гриба, тем временем ещё больше воодушевился, и музыка перешла в солнечный ре-мажор, а ритм приобрёл черты румбы.
- Видишь, дорогой? Он ничуть не изменился - а значит, никто не касался его, кроме тебя! И сейчас он полностью в твоём распоряжении!.. – герой выжидательно смотрел на своего партнёра.
Опёнок, сперва совсем нерешительно, потянулся к члену Киккомена, на мгновение остановился, но потом вдруг облизнул «губы», подался вперёд и прошёлся влажным «языком» по горячей гладкой коже. Потом гриб таки окончательно припал раскрытыми «губами» к члену своего любимого, затягивая его в бездну удовольствия. Тот факт, что член Киккомена был в две целых тридцать четыре сотых (2,34) больше самого Опёнка, последнего вовсе не смущал. Как, впрочем, и факт отсутствия рта… Но любовь, как водится, преодолевает все видимые и невидимые границы!
Киккомен еле слышно простонал, чему Опёнок мысленно ухмыльнулся. Он продолжал методично посасывать твёрдый, но в тоже время бесконечно нежный красный агрегат своего возлюбленного. Чувствуя, как всё более напрягается разгоряченная и влажная от его ласок плоть, Опёнок чуть отстранился и томными «глазами» посмотрел на своего партнера. Тот не заставил себя ждать, он подхватил гриба и усадил его на стол, попутно срывая с него подобие костюма. Похоже, что оба влюбленных себя уже едва контролировали.
- Ах… Кикки-кун, - срываясь, простонал Опёнок, - скорее же!
- Да, милый, потерпи немного! – Киккомен тем временем раскрутил какой-то тюбик и смазал пальцы его содержимым. – Я сейчас, мой сладенький!
- Ааах… Кикки-куууууун!... – Опёнок уже не мог более терпеть, он извивался на столе, всем своим видом указывая на этот факт.
Рыбоголовый герой-любовник наконец таки закончил со смазыванием и, глядя на терзания возлюбленного, решил прекратить его мучения и тремя плотно сжатыми пальцами вошёл в Опёнка. Бедный гриб чуть не задохнулся от накатившей волны ощущений. Он стонал, хрипел, выгибался, пытаясь насадиться сильнее на мужественные пальцы Киккомена. Тот, в свою очередь, принял к сведению, что Опёнку этого уже мало. К тому же, Киккомен понял, что и его красный агрегат тоже не может более находиться в стороне. Он расположил своего грибного партнера поудобнее на столе, перевернув вместе с тем его на «живот», несколько раз потёрся горячим членом по внешней поверхности его «ануса», после чего, ловко подхватив округлые «бедра» гриба, целенаправленно устремил свой агрегат вглубь Опёнка. Гриб, до этого чересчур расслабленный, в ответ напрягся до предела, выгнув «спину» и двигаясь навстречу.
Сдавленные мычания и срывающиеся стоны заполнили до краев замкнутое пространство комнаты. Музыка становилась всё напряженнее и затаённее, перейдя в якобы сдержанный фа-мажор, усиливалась полифония, обострялась мелизматика у струнных, тем самым выразительнее подчеркивая размеренный ход валторн (3).
Движения Киккомена становились всё порывистей. Опёнок насаживался на его член с некой яростной страстью. Для маленького гриба, казалось, весь мир в одно мгновение сосредоточился на этом дивном красном агрегате, грозящем разорвать в пылу его нежную структуру. Но Опёнок был куда крепче, чем казался на первый взгляд.
И вот, когда ощущения обоих любовников в один момент переступили грань земных, нечто раскалённое и влажное взорвалось неистовым фонтаном внутри грибного «ануса», накрывая и Киккомена, и Опёнка лавиной райского наслаждения. Музыка в это время, которая до этого была затаённой и даже немного скованной, неожиданно сорвалась в сфорцандо, после чего помпезным гимном зазвучало дивное оркестровое тутти….
«Кто-нибудь, вырубите, наконец, эту шарманку…» - только и успел подумать Опёнок до того, как откатился в сторону и заснул, прямо на столе. Всё же была глубокая ночь…
Киккомен ласково потрепал своего возлюбленного по «голове», накрыл его платочком, чтобы он не замёрз и прилёг у стола. Вместе с тем рыбоголовый герой твёрдо решил больше никогда не давать своей единственной любви ни малейшего повода подозревать в измене его – славного супергероя и просто крутого парня с планеты Сои. С этой мыслью он свернулся клубочком и тихонько засопел. Музыка, вконец снизошедшая до пианиссимо, обозначилась загадочным пиццикато у струнной группы, а ненавязчивая линия гобоя напоминала убаюкивающую баркаролу…

(1) - как известно, Кикккомен – супергерой, а любые действия и переживания супергероев в обязательном порядке должны сопровождаться пафосной музыкой в исполнении как минимум Берлинского Симфонического оркестра.

(2) - некоторые считают, что эта тональность самая мрачная и драматическая из существующих, в ней написаны такие шедевры, как Соната№2 Шопена («похоронный марш») и 1-й фортепианный концерт Чайковского. Впрочем, си-минор куда трагичнее, имхо)))

(3) - мы же помним, что музыкальное сопровождение представлено Берлинским Симфоническим оркестром? А они ещё и не так могут, это дааааа!)

@темы: kikkoman, НЦ-17, опёнок, стёб, фанфикшен